ПРОЦЕСС ПЕРЕТИРКИ ЧЕЛОВЕКА В МУКУ. Солоневич И.Л.

Как раздвоить душу



Из ста процентов усилий, затрачиваемых советской интеллигенцией, девяносто идут совершенно впустую. Всякий советский интеллигент обвешен неисчислимым количеством всякого принудительного энтузиазма. Всякой халтуры, невыполнимых заданий, бесчеловечных требований.

Представьте себе, что вы врач какой-нибудь больницы, не московской «показательной» и прочее, а рядовой, провинциальной. От вас требуется, чтобы вы хорошо кормили ваших больных, чтобы вы хорошо их лечил и, чтобы вы вели общественно-воспитательную работу среди санитарок, сторожей и сестер, поднимали трудовую дисциплину, организовывали социалистическое соревнование и ударничество, источали свой энтузиазм и учитывали энтузиазм, истекающий из ваших подчиненных, чтобы вы были полностью подкованы по части диалектического материализма и истории партии, чтобы вы участвовали в профсоюзной работе и стенгазете, вели санитарную пропаганду среди окрестного населения и т. д. и т. п.

Ничего этого вы, в сущности, сделать не можете. Не можете вы улучшить пищи, ибо ее нет, а и то, что есть, потихоньку подъедается санитарками, которые получают по 37 рублей в месяц и не воруя жить не могут. Вы не можете лечить как следует, ибо медикаментов у вас нет: вместо йода идут препараты брома, вместо хлороформа — хлорэтил (даже для крупных операций), вместо каломели — глауберова соль. Нет перевязочных материалов, нет инструментария. Но сказать официально, что всего этого у вас нет, вы не имеете права — это называется «дискредитацией власти». Вы не можете организовать социалистического соревнования — не только потому, что оно вообще вздор, но и потому, что если бы за него взялись мало-мальски всерьез, у вас ни для чего другого времени не хватило бы. По этой же последней причине вы не можете ни учитывать чужого энтузиазма, ни «прорабатывать решения» тысяча первого съезда МОПРа...

Но вся эта чушь требуется не то чтобы совсем всерьез, но чрезвычайно настойчиво. Совсем не нужно, чтобы вы всерьез проводили какое-то там социалистическое соревнование, приблизительно всякий дурак понимает, что это ни к чему. Однако необходимо, чтобы вы делали вид, что это соревнование проводится на все сто процентов. Это понимает приблизительно всякий дурак, но этого не понимает так называемый советский актив (звено между низшими слоями населения и управленцами-чиновниками - прим.), который на всех этих мопрах, энтузиазмах и ударничествах воспитан, ничего больше не знает и прицепиться ему в жизни больше не за что.

Теперь представьте себе, что откуда-то вам на голову сваливается сотрудник, который всю эту чепуховину принимает всерьез. Ему покажется недостаточным, что договор о соцсоревновании мирно висит на стенках и колупаевской, и разуваевской больницы. Он потребует «через общественность» или, еще хуже, через партийную ячейку, чтобы вы реально проверяли пункты этого договора. По советским «директивам», вы обязаны это делать. Но в этом договоре, например, написано: обе соревнующиеся стороны обязуются довести до минимума количество паразитов. А ну-ка, попробуйте проверить, в какой больнице вшей больше и в какой меньше. А таких пунктов шестьдесят... Этот же безпокойный дядя возьмет и ляпнет в комячейке: надо заставить нашего врача сделать доклад о диалектическом материализме при желудочных заболеваниях... Попробуйте сделайте... Безпокойный дядя заметит, что какая-то заморенная, иссохшая от голода санитарка где-нибудь в уголке потихоньку вылизывает больничную кашу со стенок кастрюли — и вот заметка в какой-нибудь районной газете: «Хищения народной каши в колупаевской больнице». А то и просто донос куда следует... И влетит вам по первое число, и отправят вашу санитарку в Концлагерь, а другую вы найдете очень не сразу. Или поднимет безпокойный дядя скандал — почему у вас санитарки с грязными физиономиями ходят: антисанитария. И не можете вы ему ответить: сукин ты сын, ты же и сам хорошо знаешь, что в конце второй Пятилетки и то на душу населения придется лишь по полкуска мыла в год, откуда же я-то его возьму? Ну и так далее. И вам никакого житья и никакой возможности работать, и персонал ваш разбежится, и больные ваши будут дохнуть, и попадете вы в Концлагерь «за развал колупаевской больницы».

Поэтому-то при всяких деловых разговорах установился между толковыми низовыми советскими людьми принцип этакого хорошего тона, заранее отметающего какую бы то ни было серьезность какого бы то ни было совецкого энтузиазма и устанавливающего такую приблизительно формулировку: лишь бы люди по мере возможности не дохли, а там черт с ним со всем — и с энтузиазмами, и со строительствами, и с пятилетками.

С коммунистической точки зрения это вредительский принцип. Люди, которые сидят "за вредительство", сидят по преимуществу за проведение в жизнь именно этого принципа.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Слабый человек со временем смиряется со внешней гнетущей обстановкой и меркнет душой. Под страхом наказания ему приходится приветствовать происходящее и аплодировать ему - проявлять и демонстрировать солидарность (изображать лицом сочувствие). Наступает раздвоение личности. Или др. - уход в себя - в усыпление мыслей - в параллельную реальность, чтобы не рехнуться. Душа вытесняется из реальности и свыкается с ложью.

Комментариев нет

Технологии Blogger.